Чепига Максим Федосеевич и Софья Петровна

25.02.2020

  

Чепига Максим Федосеевич Фотография, сделана в Берлине 1945г.

Так получилось, что я, Писчик Татьяна Александровна, выросла у бабушки и дедушки. До сих пор твердо сидит в памяти, КАК ОНИ ЛЮБИЛИ ЖИЗНЬ! Мне кажется, если бы их спросили, о чем они мечтают, этот вопрос поставил бы их в тупик. Так войны же нет, мы живы, дети живы, что еще можно желать?!

Отправили моего деда на фронт из Амурской области, д. Черкасовка. По деревне ездил грузовик и собирал всех попадавшихся на пути мужчин. Дед в это время был на работе в магазине. Он просто бросил своему отцу ключи от магазина, сказал: « закроешь вечером». И его увезли. Это было летом 1941 года.

Бабушка осталась с 4 детьми, беременная 5 ребенком. Бабушка, Софья Петровна, продолжала работать в колхозе, новорожденная девочка находилась на попечении старших детей, самому «взрослому» из которых было 8 лет. Не было даже дров. Все леса в округе были вырублены и отправлены на фронт. Бабушка и старшая дочь, Нина, ходили вдоль реки, собирали камыш и все что попадется под руку для растопки печки. Приезжала бабуля затемно. Они месили коровьи «кизяки» ногами с камышом и стаскивали в сарай. Огород копали лопатой рано, как только земля растает.

Детей никогда не ругала, за то, что сделали не так, или плохо сделали. Наоборот, вернется с работы и причитает: « миленькие мои, да кто ж нам огород вскопает! Да давайте уж сами помаленьку». «Скидку» в то время никто не делал, что у тебя маленькие дети и еще «грудничок» родился.

Одна из дочерей Антонина, вспоминает: в 1944 году пошла в первый класс. Мама сшила платье белое в горошек, я счастливая, прижала к груди тетрадочки и пошла, босиком. Обуви не было. Вообще. Не говоря уже о портфеле и учебниках. А холодно!!! Сентябрь был холодный. У меня ноги как у гуся лапки – красные! Пришла в школу, плачу. Ко мне учительница подошла, присела, «слезы-сопли» вытерла и отвела, посадила за парту. Так вот и учились. До самых холодов босиком ходили, а потом валенки дырявые, одни на двоих. Подшить валенки некому было. Я училась в первую смену, а брат Толя во вторую. Так я бегу со школы, а он кричит: «Быстрее! Быстрее! Я уже опаздываю!» Бегу, наспех в сенях валенки сброшу, телогрейку, он их тут же одевает и убегает, а по снегу дорожка волочится – это тряпочка из дырки валенка вывалилась.

Когда папа с войны вернулся, мы его о войне не расспрашивали. Просто радовались, что живой вернулся. Тетя Тоня проживает в деревне Ерковцы, Ивановского района, Амурской области. Улица Советская 68. Дедушка прошел всю войну, до Берлина и ни разу не был даже ранен. И он был пехотинец. Имеет медаль за отвагу. Но не в этом дело.

Мне кажется, от пули его берегла бабушкина молитва. Она была искренне верующим человеком. Всегда у нее висели иконы. И это в советское время, когда были гонения на церковь. Она знала молитвы. Молилась. Рассказывала, что отослала дедушке на фронт молитву и попросила его зашить ее в подклад шинели. Когда дедушка был на Украине, местные хохлушки переписывали ее для своих мужей. У них был венчанный брак. После войны в 1946 году родился мальчик, его, конечно же, назвали Виктор (победитель). Потом родилась моя мама, Валентина и Володя его сын, Анатолий Чепига – герой России, проживает в городе Москве.


Возврат к списку